Felix Sternberg
уедем в Иннердален в сентябре
Я давно верю в энергетические взаимосвязи всего сущего, будучи причастен к формированию собственной судьбы непосредственно такими методами проб и ошибок, поэтому меня не должно было так удивить или поразить, что моя давно болеющая кошка очень...вовремя...покинула этот мир.

об этом

На счет проблемы же...
Мы победили, но ощущение смертельной усталости окутало с ног до головы, да так, что пришлось прибегнуть к гневу, чтобы пережить сегодняшний день, и вчерашний, и позавчерашний. Вязкая и топкая реальность поддалась, и мы взяли эту вершину только, чтобы понять, что это была даже не гора, а незаметный маленький холмик в Шире. Все самое сложное впереди, но я не должен принижать эту победу, учитывая, сколько сил и мыслей было в нее вложено. Чем пришлось пожертвовать ради нее, и кого пришлось потерять. Стоит напомнить себе, как еще день назад все это казалось невозможным, и теперь паниковать как бы уже поздно. Колесо раскрутилось, понеслось вперед, толкая колесницу в том направлении, которое я выбрал, доверяя исключительно интуиции и ощущениям. Без логики и самотерапии тоже не обошлось, но я чувствую себя беспечным человеком, спрыгнувшим в пропасть, не зная глубины и не имея крыльев. Я слишком устал, чтобы даже надеяться на то, что выживу.

Естественно, сборы легли исключительно на мои плечи, ибо "я бедная тупенькая старушка, которая ничего не умеет". Радует, что мне с ней осталось всего пару суток. Дарлинг раньше хваталась за голову, не понимая, как я могу так обращаться со старшим поколением. Спустя год знакомства с ба, она теперь только молча сочувствует и спешно пытается впихнуть в свою многострадальную голову, что родительская иерархия не имеет право на существование в таком виде, как у нас (с ее стороны тоже не все гладко с предками). Последний гвоздь в мое теплое отношение к ба был забит тем, что мы сделали все от нас зависящее, а человек мне говорит "Нет, я одна не поеду из Мск в Киев".

Ночным поездом, где надо только, блять, поспать 12 часов и последний билет на который я выгрыз зубами сегодня утром у сотни стоящих в очереди передо мной людей.
Глаза Макса при этом надо было видеть. Надеюсь, пока я тут будут трястись в поездах, она отдохнет.

Впрочем, это лирика, но ведь в своем дневнике можно ныть, сколько влезет, если это, конечно, напоминает нытье.

Список дел, чтобы не забыть.